Смотрю

И тебя не посчитали…

Во вторник утром в мэрию, правительство области и отдельно в минприроды защитники дендросада им. Г. И. Гензе подали петицию и подписи омичей: около полутора тысяч «живых», на распечатанных подписных листах, плюс скрин экрана с электронной петицией, под которой на тот момент стояло 1520 подписей.


17 июля 2021 год. Верхний пруд в Старозагородной роще

От мэрии я ожидаю отписку «Это не в нашей компетенции», от правительства – что наше обращение перенаправлено в минприроды, а от минприроды – что судьбу дендросада решит государственная экологическая экспертиза.
Тем не менее подписи следовало подать. Мы их собирали прошлой осенью, когда минприроды не пустило горожан на обсуждение проталкиваемого им проекта разделения территории памятника природы. Тогда, после громкого скандала, губернатор обещал провести «настоящие» слушания, в которых примут участие все заинтересованные граждане. Во всяком случае, люди так поняли тот губернаторский пост в инстаграме, которым он пытался потушить медийный пожар из-за притворных «слушаний» 3 сентября 2020 года.
Поэтому в ходе сбора подписей многие горожане оставляли свои контакты – прямо в подписных листах, – чтобы их пригласили на очные слушания по дендросаду.
Слушания так и не состоялись – ни в прошлом году, ни в этом. Месяц назад (разгар лета – очень «удобно»!) чиновники провели в «Зуме» общественное обсуждение, было это в рабочее время. И хотя в том мероприятии приняли участие около сотни человек, многие реально заинтересованные люди не смогли это сделать и высказаться лично. Мне, например, это не удалось. Как и некоторым известным в Омске и непосредственно причастным к истории дендросада людям. Среди них те, кто работал с Гербертом Гензе, знал его, сохранял и защищал омские леса, изучал и изучает древесные растения и т. д.
То есть сегодня судьбу дендросада снова хотят решить кулуарно. А неравнодушных омичей, включая специалистов-дендрологов, да и просто патриотов своей земли – задвинуть подальше, наплевать на их мнение и сердечную боль за судьбу дендросада.
Collapse )
Сколько бы нас ни было – мы в своём праве. Это наша земля, в конце концов. Мы – за зелёный Омск, город-сад. И нас, кстати, – очень много, я знаю это точно.

Очень нельзя сделать зебру через Березовую у Красного Пути

Читатель Анатолий логично спросил, а почему нет зебры через Березовую на перекрестке с Красным Путем. Дело в том, что четная сторона Красного Пути очень приятна как для пешеходного движения, так и для великов/самокатов. Но есть проблема - доехав до Березовой, пересечь по правилам ее не получится, перехода просто нет.

В инопланетной мэрии ему ответили, что правильно, что зебры нет, ибо она запрёт.... Красный Путь.

Этот ответ очень характерен и четко показывает, почему в Омске мало что делается из простых вещей для пешеходов (самокатчиков, велосипедистов и прочих неавтомобилистов).

Потому, что ЛПР в мэрии вообще не представляют города, не понимают, что они делают. И лишь вот в таких отписках проявляется истинное представление городских чиновников о своем городе. Им говорят - дайте зебру на Березовой. А они искренне считают, что подлец Анатолий хочет запереть автомобильчики на Красном Пути )))))))))))


1.png
Смотрю

К продвижению темы зелёной карты Омска

Наконец начали говорить о создании интерактивной карты омского озеленения на уровне городской власти. И даже пусть сейчас городские чиновники сделают эту тему пунктом предвыборной повестки – лишь бы они сделали карту.
Два года назад в Омске был обследован и нанесён на интерактивную карту сквер на Ленинской горке. Может, новым разработчикам тот опыт пригодится.
Пока же, замечу, кроме Ленинской горки, нет ни одного участка в Омске, который был бы так же проинспектирован и задокументирован. (Наш опыт паспортизации сквера «Речник» в 2015 году не в счёт – с тех пор в сквере практически полностью заменили состав насаждений). Нет научной инвентаризации даже коллекции сада имени Гензе.


17 июля 2021 года. Дендросад им. Г. И. Гензе

Ставят раком Красный Путь

Перекрывают кусок 7-й Северной, между Волховстроем и КП. Участок в 100 метров. Водоканал будет канашку копать, хотя он там копает уже пару месяцев минимум, если не больше. Как обычно, никто в мэрии не объясняет, почему надо перекрывать всю улицу, почему нельзя перекрывать частично.

Что взамен?

Весь транспорт, что шел по 7-й Северной Кормилец направляет почему-то по маршрту 7-я Северная-Волховстроя-Кемеровская-Красный Путь. Соответственно, вводится левый поворот с КП на Кемеровскую со своей фазой. Это, соответственно, приведет к выходу из работы 1-й полосы в сторону центра (это сразу снижение пропускной способности на 33%) и снижению горения зеленого в сторону Нефтов - на 20% минимум снизится пропускная способность. Т.е. будет адский ад на всем Красном Пути.

Левый поворот на Березовую не увеличили.  2-ю Дачную от парковщиков чистить никто не будет.

Транспорт можно было спокойно пускать в сторону Нефтов по Волховстроя-2-й Дачной. А туда - через Березовую-2-ю Кольцевую-Волховстроя.


https://newsomsk.ru/news/116927-v_tsentre_omska_na_mesyats_perekroyut_dorogu_iz_za/

Эзотерическое омское метро


Очередная выставка?перфоманс? в пресловутом омском метро-то есть подземном переходе, который по плану должен был выводить на центральную станцию "Библиотека им.Пушкина" . Год назад там тоже творилось нечто интересное, забыл выложить фото...
Collapse )

Омск. Городской пикник 2014 (?) года

Сохранились воспоминания, фото и такая вот программка со схемой.
Омск тогда любили называть быдлогородом, каюсь, сам в этом повинен, но вот смотрю расписание... и по нонешним временам это уже недостижимый интеллектуальный уровень общественных мероприятий...

Collapse )
avmalgin

R.I.P. Александр Еременко

Умер Александр Еременко, выдающийся русский поэт.



В начале 80-х с легкой руки Константина Кедрова три имени упоминались неразрывно: Парщиков - Еременко - Жданов. Они представляли совершенно разные поэтические направления, но Кедров объединил их под общим названием: "метаметафористы". Их всегда упоминали вместе, и именно в таком порядке. Получался какой-то коллективный Парщиковеременкожданов. В такой же последовательности они и уходят от нас (дай бог, конечно, Ване Жданову здоровья и долгих лет).

Я в то время был литературным критиком, работал в "Литгазете" и в меру сил пытался пропагандировать их творчество. Без ложной скромности скажу, кое-что удавалось. На публикации в печати их стихов был наложен строгий запрет, но вечера мы проводили. Отменили за час до начала, когда уже и публика у входа собралась, только один, вот этот:



Вечер отменили товарищи из соседнего здания (КГБ). Однако буквально через неделю после происшествия состоялся апрельский пленум ЦК КПСС, на котором Горбачев объявил гласность и перестройку. После этого дела пошли проще.



Еременко болезненно переживал свою "непечатаемость". Он вообще мне запомнился как очень ранимый человек. Это всё, конечно, скрывалось: типа "плевать я хотел на них", но ему было нелегко. Не то, чтобы он хотел стать частью литературного истеблишмента, кутить в Доме литераторов и бродить по Переделкину. Но все-таки он понимал меру своего огромного таланта и свое место в литературном процессе. Кстати, Михаил Поздняев, тоже, увы, уже покойный, считал, что на Лубянке должен стоять памятник Еременко. Он был широко известен и почитаем в узких кругах, но все-таки хотелось большего.

С крестов слетают кое-как
криволинейные вороны.
И днем и ночью, как ученый,
по кругу ходит Пастернак.

Направо - белый лес, как бредень.
Налево - блок могильных плит.
И воет пес соседский, Федин,
и, бедный, на ветвях сидит...

Играет ветер, бьется ставень.
А мачта гнется и скрыпит.
А по ночам гуляет Сталин.
Но вреден север для меня!


Сразу после путча в газетах "Россия" и АиФ" были опубликованы материалы донесений о "работе с интеллигенцией", которые 5-е управление КГБ под началом генерала Ф.Д.Бобкова регулярно отправляло в ЦК КПСС. В принципе планировалась серия таких публикаций, их готовили члены Комиссии по расследованию обстоятельств ГКЧП. Но вскоре и комиссию эту разогнали, и публикации не были продолжены. В одном из отчетов за 1984 год была такая строка:

"От агента «Алексеева» получен сигнал о том, что поэт А.Еременко передал рукопись в издательство «Советский писатель» для возможного опубликования".

Разумеется, никакого "опубликования" не случилось. Первую тоненькую книжечку А.Еременко выпустил Коротич как приложение к журналу "Огонек".

Как только началась перестройка, наши шестидесятники, четверть века мечтавшие о "поэтическом сыне класса Боинг", вдруг нашли себе детей из числа "метаметафористов". И если Алексей Парщиков, с некоторым удивлением узнав, что его "усыновил" Андрей Вознесенский, не отвергал руку дающую, то Еременко, как только себя его поэтическим отцом объявил Евгений Евтушенко ("Я и сам из Марьиной Рощи!" - обращаясь к Еременко, бил себя кулаком в грудь Евгений Александрович на вечере молодых поэтов, который мы организовали в редакции "ЛГ"), - Еременко не желал ассоциироваться с уходящим поколением. Было даже несколько скандалов, но не будем об этом. Еременко, кстати, не из какой не из Марьиной Рощи, он, как и Жданов, происходит из Алтайского края. Он был, конечно, с младых ногтей человек пьющий, но никакой не хулиган. Он был эрудит, прекрасно знавший мировую и российскую поэзию и набивавший свои стихи явными и скрытыми цитатами и аллюзиями.

В XXI веке я Еременко не видел ни разу. Более того, признаюсь, что и новых стихов его не читал. Не попадались. Я помню его молодого. Помню очень отчетливо, можно сказать выпукло. И стихи его забыть невозможно.

Когда бы не стихи, у каждого есть шанс.
Но в прорву эту все уносится со свистом:
и 220 вольт, и 49 Станц,
и даже 27 бакинских коммунистов...