Елена Завьялова (e_n_z) wrote,
Елена Завьялова
e_n_z

Categories:

Путеводитель по Нефтяникам. часть 2

Оригинал взят у sibariana в Путеводитель по Нефтяникам. часть 2
Второй участок маршрута- вглубь Нефтяников: по Малунцева, проспекту Культуры с выходом к
бывшему ДК Строителей


5. Дворец Культуры Нефтяников (имени Малунцева).
Итак, это центр Нефтяников. И центром притяжения Нефтяников является Дворец Культуры нефтяников, ныне носящий имя первого директора нефтезавода, Малунцева. О нем самом информация будет немного позднее.
По своему Дворец Культуры производит впечатление своими размерами и строгими геометрическими формами. Но он выглядит инородным на площади.
Первоначальный облик Дворца Культуры был совсем другим. Его можно представить по Дворцу Культуры ВЭФ в Риге – они строились по одному проекту с незначительными корректировками. В Риге построено здание с колоннадой на высоту трех этажей под плоским фронтоном, с портиками на боковых фасадах, с обильной лепниной с советской символикой. Тип такого здания можно увидеть в центре Омска – это кинотеатр имени Маяковского, только дворец Культуры Нефтяников раза в полтора больше по размерам.
Праздничное впечатление от бело-желтого фасада городка Нефтяников в самом центре должно было усиливаться торжественным и величественным дворцом на высоком ступенчатом основании – стереобате.
Увы, судьба здания сложилась иначе. Виной тому стало затянувшееся на десять лет строительство. Дворец Культуры был принят в эксплуатацию в 1965 году, в совсем иное время, чем то, когда планировались Нефтяники. Стройка Дворца неоднократно прерывалась из-за недостатка финансирования, выделения материалов, технических сложностей с перекрытием огромных пролетов. Чтобы вести строительство, дирекции завода пришлось иди на подлог, информируя вышестоящие органы о строительстве маленького дома культуры. Но роковой для облика Дворца стала борьба с украшательством, развернутая Хрущевым против сталинского наследия в архитектуре. Хотя провинциальный ампир никоим образом не попадал под острие удара, компанейщина затронула и его.
Дворец Культуры в начале 60-х был полностью выполнен в кирпиче, оставалась кровля, внутренняя и внешняя отделка. В этот момент в Омск собирался приехать Никита Сергеевич Хрущев, в числе пунктов его поездки был омский нефтезавод. Кортеж должен был следовать по проспекту Мира, к тому времени вполне благоустроенному. Кому-то пришло в голову, что колонны дворца относятся к «украшательству» и вызовут ярость в импульсивном Хрущеве. Ночью на колонны были наброшены тросы и их повалили тракторами.
Поэтому здание выглядит ампутированным, оно лишилось колоннады, после чего пришлось решать сложную проблему – как создать полноценный фасад. Так появился огромный витраж-остекление в центре и два панно. Такое решение вполне вписывается в лаконичную эстетику 60-х, но противоречит общему характеру застройки проспекта Мира.
Вероятно, одновременно с изменением внешнего облика, произошло лишение Дворца Культуры центрального статуса в мировоззрении нефтяников.
Общественные здания в Советском Союзе зачастую играли представительскую функцию для органов власти. В них проводились общие собрания населения, заседания партийных, комсомольских и профсоюзных комитетов – пока у них не было своего здания, проводились выборы в советы всех уровней, здесь дирекция общалась с рабочими, а органы советской власти – с населением. Тут же проходили торжественные собрания, чествования передовиков, похороны. В какой-то мере Дворец Культуры брал на себя функцию средневекового собора, вокруг которого сосредотачивалась жизнь европейского или русского городка. Именно такой представляли свою жизнь энтузиасты коммунизма – в обществе, которое само было властью, давало наказы исполкомам и следило за их выполнением. Огромные Дворец Культуры и площадь перед ним как раз предназначались для таких целей: для активного и насыщенного диалога с властью.
В начале 50-х размещение Дворца Культуры как символа народной демократии в центре городка казалось естественным. Спустя 15 лет, когда в очередной раз бюрократия подавила народный энтузиазм, Дворец Культуры остался как место развлечений и самодеятельности. А реальная власть КПСС сместилась в сторону, но зорко надзирала над памятником несбывшегося народовластия.
6.Улица Малунцева (памятный знак на доме № 13).
На примере Малунцева можно показать, люди какого психического склада строили новое общество в Нефтяниках.
Александр Моисеевич был из семьи армянских евреев, обосновавшихся в Баку (или в Нагорном Карабахе – его тоже указывают в качестве места рождения в 1908 году). Говорили, что его настоящая фамилия – Малунцян. Семья Малунцевых в 1918 году перебралась в Поволжье, потом с наступающей Красной Армией вернулась в Грузию. В 24 года он закончил заочно нефтяной институт и стал главным инженером нефтезавода в Баку, самого крупного на тот момент в СССР. С 1943 по 1951 ему пришлось возглавлять Краснодарский нефтезавод – то есть восстанавливать его из руин оккупации в зоне боевых действий, организовывать выпуск продукции в тяжелейшие военные и послевоенные годы. Опытнейший управленец и технолог в 43 года получил новое назначение – стал начальником главка «Востокнефтепеработка»: в зоне его ответственности было Поволжье, Урал и Сибирь. Главки по сути были крупнейшим подразделениями промышленности, так что Малунцев считался заместителем министра. Он входил в высшую категорию хозяйственных руководителей СССР.
Тем не менее Александр Моисеевич добровольно бросил карьеру в столице, которая вводила его во власть, и поехал в далекий Омск строить первый в Сибири нефтезавод. Сейчас можно только гадать, что послужило тому причиной: желание профессионала до конца попробовать себя в своем деле или же коммунистическое убеждение, что нужно находиться в самых напряженных точках строительства нового мира. Влияние Малунцева и его способности руководителя позволили успешно завершить стройку и наладить производство на первом этапе. Возможно, он был единственным, кому такое было под силу. В буквальном смысле этого слова Малунцев заплатил за победу своей жизнью – он умер от перенапряжения в 54 года, «сгорел на работе», как тогда выражались о многих тысячах «красных» директоров.
При всей требовательности к себе и подчиненным Александр Моисеевич был классическим русским интеллигентом, прекрасно образованным и с широкими интересами. Одно из его увлечений, шахматы, привело к появлению в центре Нефтяников, у Дворца Культуры, шахматного клуба. Сам Дворец Культуры во многом обязан своим центральным положением и строительством именно Малунцеву: когда на него не выделялись средства, то директор продолжал стройку за счет внутренних ресурсов, только маскируя по документам огромный дворец под скромный дом культуры.
У современников Малунцева и коренных жителей Нефтяников особое отношение к этой улице. Она воспринимается как мемориал отца-основателя, сердце Нефтяников. Первоначально она носила имя Серафимовича, советского писателя, автора «Железного потока». После смерти Малунцева по просьбе работников нефтезавода была переименована.
Архитекторы и строители скупыми средствами смогли создать особый мир, в котором человек оказывался в оптимальном соотношении индивидуального и общественного. Двух--трехэтажные дома образуют достаточно плотную застройку, здесь нет личных подворий, то есть места, где бы могла воспитываться частно-собственнические инстинкты. В то же время планировка образует замкнутые дворы, в которых воссоздавалась русская община: все знали всех, относились друг к другу по-соседки, делились тем, что было, совместно наблюдали за детьми, обхаживали стариков, приструнивали хулиганов и пьяниц. Большинство обитателей таких дворов работали вместе, знали друг друга по месту работы. Здесь тоже была своя советская власть, работали месткомы, которые наблюдали за благоустройством, помогали в трудных ситуациях, сообща на субботниках облагораживали дворы и улицы. Озеленение этой улицы – память о совместном труде полувековой давности.
И тут же многозначительная деталь – бетонные выходы из бомбоубежищ, устроенные так, чтобы оказаться вне зоны разрушения. Люди тех лет жили в предчуствии ядерной войны и отлично знали, что она не минует Омск: в планах бомбардировки американской авиации Омск занимал место в первой пятерки наиболее значимых целей. Под домами и под школами располагались добротные убежища, рассчитанные на ядерный удар и химическую атаку.
7.Проспект Культуры (от пересечения с улицей Малунцева до Больничного городка).
Вообще-то, проспектом в СССР было принято называть центральную транспортную магистраль в городе, на которой располагаются общественные и административные здания. Проспект Культуры правильнее назвать парком, так как расположенная в посредине его аллея имеет необычайную ширину, а проезжая часть приобретает вспомогательное назначение. Первоначально на ней располагались ряды огромных тополей и цветники, после реконструкции десять лет назад старые деревья были заменены на хвойные и кустарники.
Участок от тыльного фасада Дворца Культуры до Больничного городка – северная половина проспекта. Южная часть проложена от проспекта Мира до Советского парка культуры и отдыха на берегу Иртыша. Застройка там более поздняя и потому не несет четко выраженной идеологии. Транспортные функции в Нефтяниках выполняют другие улицы – Нефтезаводская и Магистральные, которые идут параллельно проспекту Культуры и ограничивают историческое ядро Нефтяников.
А парковой зоне с межквартальными проездами названием придается статус центральной улицы и при этом она получает весьма необычное название – Культуры, что кажется странным во времена культа советских святых и коммунистических идиологемм. Здесь вроде бы нет никаких общественных зданий, вокруг жилые сталинки, две школы, есть скромный дом техники на первом этаже жилого дома.
Средняя школа №84 – вторая в Нефтяниках, первые ученики пришли сюда в тот же год, когда заработал нефтезавод, то есть в 1955. К тому времени улица даже не была еще полностью застроена жилыми домами, чуть дальше от стройки располагались бараки зеков и вольных рабочих. И тут же начиналась циклопическая стройка Дворца Культуры. Для строителей Нефтяников школа и ДК были столь же важны, как и обеспечение крыши над головой. В этом может быть разъяснение постановки «культуры» в центральное положение.
Как считалось, при коммунизме труд перестанет быть обузой и отвлечением от развития личности, он превратится в творчество, добровольное и радостное, ради других людей. Причем подразумевалось, что механическая техническая деятельность обретет научную глубину и творческие взлеты как в искусстве. Атмосферу этих мечтаний отлично передает фильм «Карнавальная ночь»: простые рабочие и служащие завода творят добрый и радостный мир для своих друзей и коллег.
И когда директор завода строил ДК, маскируя под более скромное сооружение, то он отлично понимал, как жизненно важно пробудить в своих современниках тягу к учению и саморазвитию, а также дать все условия для появления нового поколения, которому уже предстояло жить при коммунизме. Бывшим зекам и солдатам, малограмотным крестьянам, за несколько лет предстояло стать высококвалифицированными рабочими и инженерами. Но считалось недостаточным дать им просто сумму знаний для выполнения производственных функций, они должны были стать всесторонне развитыми гармоничными личностями. Только так они могли совершить промышленную революцию 50-х, превратить отсталую и раззоренную страну в передовую державу науки и техники.
Государство действительно обеспечивало все возможное, чтобы человек не испытывал трудностей при приобщении к культуре. Если стоять на проспекте Культуры, то на расстоянии пяти минут хода находилось не менее 4 библиотек, пяти школ всех уровней, два Дворца Культуры со всеми культурными организациями и коллективами самодеятельности. Плюс весьма интенсивное и даже агрессивное внедрение культуры через лекции общества «Знания», кружках при ЖЭКах и на рабочих местах, выездные концерты под открытым небом и в цехах нефтезавода. Стоит напомнить, что происходило это в начале 50-х годов, когда не хватало средств на самое необходимое
Скромная средняя школа, возвышающаяся над строящимися домами, бараками и землянками – только первая ступень нового общества, которое так и осталось недостижимым, материальный фундамент миража.
Широкая площадь перед Дворцом Культуры – политическая, общественная, шумная часть коммунистической утопии. Парк позади Дворца Культуры – еще одна часть будущего мира, место обретения и упрочения знаний, более интимная и тихая зона, вторая половина единого целого.
Не случайно проспект Культуры представляет собой фактически парк, широкую аллею, то есть облагороженную природу. Тут прямая аналогия: дикая природа оккультуривается и становится частью будущего светлого и благоустроенного мира. Человек должен повторить этот путь.
Сам вид проспекта Культуры производит впечатлением не красотой зданий или архитектурными комплексами, а именно ощущением покоя и гармонии. Это один из самых удачных архитектурных ансамблей города, хотя само по себе все вокруг более чем скромно.
8. Перед Больничным городком.
Больничный городок в Нефтяниках стал одним из первых медицинских комплексов в Сибири. На обширной территории строились больницы всех профилей, станция скорой помощи, обслуживающие сооружения. Здесь можно воочию увидеть логику советского здравоохранения, которое мыслило промышленными масштабами и создавало массовую медицину, своего рода непрерывный и эффективный конвейер здоровья. Фабрика здоровья по размерам и техническому оснащению представлялась аналогом нефтезавода – таким же сложным и передовым предприятием.
Можно сказать, что Больничный городок – еще одна парковая зона на проспекте Культуры. Сейчас от первоначального озеленения осталось несколько аллей тополей и яблонь..
В 50-е годы особым вниманием пользовались фонтаны. Они всегда имели пышный растительный декор, так что в них можно подозревать чуть ли не языческие алтари плодородия. Перед входом в Больничный городок можно увидеть пример микро-парка у фонтана, стремление создать тихое место отдыха из нескольких скамеек в тени деревьев, в окружении цветников и фонтана.
В 50-е за Омском утвердилась слава города-сада, заполненного цветниками, газонами и аллеями. На примере Нефтяников видно, как эта идея воплощалась при строительстве новых районов, как непрерывная полоса зеленых насаждений в разнообразных вариантах шла по центральным улицам.
9. По улице 20-го партсъезда до школы №80.
Эта улица заметно проще проспекта Культуры, так как не имела идеологического значения. Разве что само название улицы – двадцатый съезд КПСС состоялся в 1956 году и знаменит в первую очередь речью нового Генерального Секретаря Никиты Сергеевича Хрущова с осуждением культа личности Сталина (правда, доклад был закрытым и озвучен после окончания съезда).
Для Нефтяников, как и для всей страны, резкий поворот в политике имел неоднозначные последствия.
С одной стороны, доклад подтвердил, что возврата к экономике ГУЛАГа не будет, что труд свободных, мотивированных идеологически людей гораздо эффективнее, что выросло новое поколение, которое не будет с энтузиазмом принимать уничтожение сывоих соотечественников как врагов народа. В этом нефтяники победили: они создали новую экономику, армия государственных рабов была уже не нужна и репрессии сошли на нет.
Но сталинизм был еще верой в мессианский характер коммунизма и особым устройством макроэкономики, которое позволяло стране достигать фантастических успехов в развитии. Хрущев не смог дать формулу другой идеологии, которая так же могла бы мотивировать людей без материального вознаграждения. Также его десталинизация отрицательно сказалась на экономике – в конце его правления темпы роста значительно упали, начались трудности с обеспечением, а предпринятые реформы не смогли изменить ситуацию. Возобладала точка зрения на построение так называемого реального социализма, под которым подразумевалось достижение наибольшего комфорта, но застывшая экономика не смогла обеспечить необходимый материальный достаток – все это закономерно привело к разрушению СССР. В этом смысле строители Нефтяников потерпели окончательное поражение, а об их мечтах сейчас напоминают только дома заводского поселка.
После коммунистических идеалов сталинизма, воплощенных во Дворце Культуры нефтяников и проспекте Культуры, улица 20 партсъезда является иллюстрацией к следующей эпохе – сытыму и спокойному застою. Есть какая-то ирония в том, что улица 20 Партсъезда лишена каких-то общественных сооружений и является исключительно спальной. Здесь совершенно нет общественных зданий, на улице попадается только продуктовый магазин – первый в Нефтяниках. Общее впечатление от данного места можно описать словами: уютный, тихий и простой. Двух-трехэтажные дома с минимальным декором окаймляют зеленые дворики, вдоль проездов много зеленых насаждений, уже одичавших к нашему времени. Такая архитектура соразмерна человеку и поэтому воспринимается как максимально удобная.
Так выглядит внутренний мир Нефтяников, со спокойным размеренным образом жизни, с достаточным комфортом, со стабильностью и определенностью работы на крупном промышленном предприятии. Работа на нефтезаводе была привилегией из-за высокой зарплаты, возможности пользованиями профсоюзными благами, особым вниманием дирекции к социальной сфере. Создатели городка Нефтяников интуитивно сформировали в жилой застройке зону релаксации, хотя в те времена такого слова не знали. Малоэтажной застройкой с четким выделением замкнутых дворов, обильным озеленением, они сформировали условия для полноценного отдыха рабочего человека. Но достаточно пройти хотя бы полкилометра – и человек снова оказывался на оживленных транспортных магистралях, или на своем рабочем месте, с очень напряженным графиком труда, или в учебном заведении, на стадионе или митинге. К счастью, застройка Нефтяников давала возможность восстановить силы, которые требовались СССР в то суровое и трудное время. Для этого достаточно было вернуться в свой дом.
В этом отношении кварталы сталинок в Нефтяниках, в Омске и других городах предпочтительнее более поздней застройки пятиэтажными хрущевками и высотками периода застоя. Сформированные из них микрорайоны не дают такого ощущения уюта и защищенности.
Иногда попадаются двухэтажные бревенчатые дома, одни из самых первых в Нефтяниках. Такие дома были дешевы, так как бревна сплавлялись по Иртышу и Оми. Так же их могли построить малоквалифицированные заключенные – большинство из них было крестьянами, имеющими представление о строительстве из дерева. Они не требовали механизмов, могли быть построены полностью вручную. Переход к строительству из кирпича требовал более высокой квалификации рабочих, поэтому послужил одной из причин вытеснения труда зеков трудом вольных рабочих.
10. Школа №80, улица Строителей и парк у ДК Строителей.
Школа №80 – старейшая в Нефтяниках, приняла первых учеников в 1953 году. Вновь, как и на проспекте Культуры, рядом оказываются школа, культурное учреждение и парк, причем строились они, даже опережая жилые дома. Тут центр комплекса, построенного строителями для самих себя
Улица Строителей представляет собой самый первый полностью выполненный участок городка. Это видно по простым зданиям, не имеющим никакого декора, по стесненной внутренней планировке квартир, по отсутствую следов благоустройства. Застройка предельно аскетична и утилитарна. Единственное достоинство домов такого типа – максимально быстро и дешево дать жилье людям, подавляющее большинство из которых ютилось в коммуналках, бараках, или приехало из деревень, где быт требовал каждодневного упорного труда.
И если сопоставлять скромность жилых домов с подчеркнутой торжественностью Дворцов Культуры и других общественных зданий, то можно наглядно представить соотношение личного и общего в идеологии того времени. Человек имел право на скромное обеспечения в еде, одежде и жилье наравне со всеми остальными, только особые заслуги позволяли ему выделяться из общества. Но как только он выходил из собственной микроскопической комнатки, он оказывался в совсем иной обстановке: доступность общественных услуг, его участие в производстве давало ощущение того, что все богатства страны принадлежат гражданину СССР вместе с остальным народом. Люди того времени действительно считали своей собственностью дворцы, роскошные по тем временам.
Строители Нефтяников были бедны – если брать во внимание вещи, которыми они владели; но они были богаты причастностью к общему делу в масштабах огромной страны и сотен миллионов единомышленников.
В этом парадоксе вся непознаваемость для нас того времени: каким образом люди, имея буквально физиологический минимум выживания, делали так много, не требуя адекватной оплаты своего труда, и считали себя хозяевами всей страны.
11. Дворец Культуры строителей
Дворец Культуры строителей был построен в конце 50-х. Компанейщина по борьбе с украшательством докатилась до Омска поздно, когда здание в духе торжественной сталинской архитектуры уже было закончено. Оно так и осталось единственным, сохранившим первоначальный стиль в полном объеме. Дворцы или Дома Культуры стремились строить все крупные предприятия, это была стройка престижа. Неудивительно, что омский трест №6, строивший Нефтяники, постарался первым закончить свою стройку. Дворец Культуры строителей как бы считается предшественником центрального Дворца Культуры нефтяников, лет пять являлся сосредоточением всей общественной жизни городка – здесь проводились праздничные митинги, общие собрания, заседания райкомов, отсюда с переполненной площади отправился в последний путь на кладбище Малунцев – ему не суждено было увидеть достростроенным свой Дворец Культуры.
А потом вся общественная жизнь сместилась в центр городка и первый ДК остался на отшибе.
Вот это полу-заброшенность лучше всего сохранила первоначальные черты в неприкосновенности до нашего времени.
Площадь окаймляет полукругом колоннада – единственное решение такого типа в Омске.
При взгляде издали на Дворец Культуры строителей можно представить, как представлялся фасад Нефтяников в первоначальном варианте. Линию скромной застройку двух-трехэтажных сталинок должны были разрывать парадные въезды и входы, обильно декорированные в стиле сталинского ампира. В пятидесятых года на въезде на территорию Советского района по обе стороны дороги стояли две триумфальные колонны: помимо гипсовых колосьев, советской эмблематики и многоярусных знамен их украшали кумачовыми лозунгами. Возможно, нечто подобное должно было повторяться на въездах во внутренние улицы, в духе советской монументальной пропаганды: колонны с лепниной, решетчатые арки с транспарантами, знамена на флагштоках, стенды с плакатами и лозунгами.

Tags: Омск, город, история
Subscribe

Posts from This Journal “Омск” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments