Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Смотрю

Найдёшь ошибку – считай за улыбку

В субботу была на презентации книги психолога Юлии Купрейкиной «Наедине с самим тобой».



Я корректор этой книги. Впервые читала и правила текст не с листа и в текстовом редакторе, а по сети, непосредственно в издательской системе Ridero («Издательские решения») – от начала до конца по готовой вёрстке.
Есть некоторые технические особенности – для мелкой корректорской работы система не очень удобна (во всяком случае непривычна, нужно к ней приноровиться): после любого внесённого изменения курсор автоматически перемещался в начало абзаца, приходилось его каждый раз ловить.
В выходных данных не указано место издания (Интернет?), выпускные данные тоже выглядят непривычно: сведений о формате, бумаге, количестве учётных листов нет; тираж может быть практически любым – заказать и получить новый бумажный экземпляр книги не составляет труда.
Такова новая издательская реальность: автор стал более свободным в выборе технологий для выпуска своей книги. Наши, опытных издателей, проверенные столетиями методы сегодня мало кого впечатляют!

Но книга получилась красивой и качественно исполненной. Очень приятно держать в руках; комфортная для чтения, гармоничная вёрстка.


Презентация включала мастер-класс по психологическому консультированию, ответы на вопросы по теме близких отношений и автограф-сессию.
В качестве живых иллюстраций на открытом сеансе консультирования разбирались общепопулярные вопросы о том, кто в доме главный, как паре начать разговор о разногласиях, о несходных взглядах на важные стороны совместной жизни.
А затем гости безуспешно пытались угадать, ответов на какие вопросы по теме отношений в книге психолога нет.
Впервые (вот опять – впервые!) стала участницей такой отличной интерактивной презентации. Без художественного чтения и театрализованных представлений, зато с полным вовлечением в процесс всего зала.
Смотрю

Дворовичок и его друзья

Опубликовала на сайте «Культурный след» предложение (от группы омичей, это не моя идея) создать в одном из городских парков полянку с героями сказок Тимофея Белозёрова.

Сайт собирает предложения со всей России. Затем, по итогам голосования, самые залайканные получат профессиональные проекты новых достопримечательностей.

Неплохо бы поддержать Омск в этом конкурсе.


Тимофей Белозёров (1929–1986) большую часть жизни провёл в Омске.
Принято считать Белозёрова детским поэтом. Но у хорошей поэзии круг читателей не ограничен возрастными рамками. Хотя он и правда много писал для детей, есть у Белозёрова пейзажная, философская лирика. В его творчестве каждый найдёт созвучные своим мыслям и чувствам строки.
Герои поэтических сказок Белозёрова знакомы читателям с детских лет: Лесной Плакунчик, Бука, Огородный Подрастай, Дворовичок. Их изображали многие художники-иллюстраторы – издавались белозёровские книги часто, тиражи были внушительными.
Скульптуры сказочных персонажей можно разместить в одном из городских омских парков (например, в Советском): они могут дополнить пейзаж, либо образуя скульптурную группу, либо по одиночке рассредоточившись по парковым дорожкам и полянкам.
Смотрю

Две книги о Достоевском

В ноябре 2020 года в издательстве Омского государственного педагогического университета вышли две книги, посвящённые Ф. М. Достоевскому. Их авторы – известные омские исследователи жизни и творчества великого писателя, приложившие в своё время немало усилий к тому, чтобы в нашем городе появился литературный музей его имени. Это журналист, публицист Александр Лейфер (1943–2017) и прозаик, директор музея им. Ф. М. Достоевского Виктор Вайнерман.
Обе книги – переиздания, то есть уже проверены временем и придирчивыми критиками на точность изложенных фактов, заслужили признание специалистов и всех почитателей творчества автора «Записок из Мёртвого дома».


Лейфер А. «Вокруг Достоевского» и другие очерки. 2-е изд., доп. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2020. – 204 с.: ил. ISBN 978-5-8268-2273-9 Тираж 1000 экз.

Впервые сборник «Вокруг Достоевского» и другие очерки» Александра Лейфера был издан в 1996 году, к 175-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского. Второе издание книги было подготовлено самим автором, но при его жизни так и не увидело свет. Материалы хранились в издательстве ОмГПУ и вот наконец дождались встречи с читателем.Collapse )


Вайнерман В. С. «Поручаю себя Вашей доброй памяти…» (Ф. М. Достоевский и Сибирь). 4-е изд., испр. и доп. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2020. – 400 с.: ил. ISBN 978-5-8268-2274-6 Тираж 500 экз.

Книга Виктора Вайнермана «Поручаю себя Вашей доброй памяти…» (Ф. М. Достоевский и Сибирь)» выдержала несколько изданий, с изменениями и дополнениями. На этот раз при её подготовке к выходу в свет также были уточнены некоторые факты биографии Ф. М. Достоевского, связанные с пребыванием писателя в Омске.
Книга интересна тем, что раскрывает двери «творческой мастерской» учёного-литературоведа – показывает, как, углубляясь в тексты художественных произведений и обращаясь к архивным документам, можно обнаружить что-то новое, порой сенсационное в мельчайших деталях, которые ускользнули от взора других дотошных исследователей.Collapse )
Два омских издания, повествующих о Ф. М. Достоевском, приближают к нам писателя во времени и пространстве. Они дают нам возможность почувствовать живой нерв событий прошлого, своими глазами увидеть и самостоятельно пройти по тем самым местам, по которым прошёл классик на нашей земле.
Смотрю

Дмитрий Быков о Достоевском и каторге

В программе «Один» на «Эхе Москвы» 23 октября 2020 года.

Д. Быков:
«Но, понимаете, российское общество пережило такой террор, террор такой интенсивности, и оно так переродилось под действием этого террора, и оно настолько не имело реабилитации, что оно впало в стокгольмский синдром. Вот эти все разговоры про имперское величие, про геополитику, про англосаксов – это же всё стокгольмский синдром, это же всё апология захватчика. Это то, что в последние годы жизни случилось с Достоевским; в каком-то смысле это то, что случилось с Солженицыным. Когда человек, ставший жертвой этого государства, начинает его обожествлять. Потому что иначе он не может свою жизнь оправдать, ему слишком горько, слишком страшно. Вот так бы я это объяснил. И нечего думать, что в этом обществе возможен массовый протест».

В программе «Один» на «Эхе Москвы» 30 октября 2020 года.

Вопрос:
«Герои Достоевского слабость моральной интуиции компенсируют страстью к приключениям рассудка, верой в достигнутую этим путём истину и готовность доказывать её делами. Согласны ли вы с такой оценкой героев Достоевского?»
Д. Быков:
«Безусловно, потому что герои Достоевского видят бога, как правило, в бездне, они действительно его не чувствуют. Поэтому приключения рассудка – не всегда спекулятивные, кстати, – но такие даже личные приключения вроде убийства и самоубийства им необходимы для того, чтобы что-то понять. Просто с интуицией плохо, потому что чувства бога нет, музыкального мира нет. Есть только постоянный вопрос: если бога нет, то какой же я штабс-капитан? Вот ощущение того, что он штабс-капитан, есть; а ощущение присутствия бога нет. Поэтому надо постоянно мучиться вопросами и, как Кириллов, как Раскольников, постоянно загонять себя в бездну. Для меня это совершенно искусственная постановка вопроса. Но я допускаю, что люди с такой вот метафизической глухотой или, вернее, с чуткостью только к ужасному могут существовать.
Но я боюсь, что тут беда была в том, что Достоевский пережил такой шок, после которого возможны разнообразные психические деформации, которые и привели его к разнообразному стокгольмскому синдрому. Хотя счастье блаженно помилованного иногда приводит к всплескам религиозного чувства, но к всплескам таким болезненным. Вот у меня в книжке новой один герой высказывает соображение о том, что в шарашках потому так хорошо работали, что чувство внезапно помилованного перевешивает все остальные чувства. Но это немножко не согласуется с воспоминаниями Гербеля, который говорит, что в туполевской шарашке царила депрессия, а не эйфория, все пребывали в состоянии тоски острой. Потому что это очень унизительное положение – быть коровой, которую кормят, доят, отрывают от семьи, быть эксплуатируемым, тотально эксплуатируемым существом.
Эйфория происходит в первый момент: когда попадая в шарашку из зоны, из лагеря или из Бутырки, ты слышишь брезгливый вопрос одного из более старых шарашников: «Почему какао холодный?» Но это эмоция довольно быстро проходит, и подступает совершенно мёртвая тоска. Я думаю, что с Достоевским случилось то же самое, потому что после первой эйфории он на каторге четыре года испытывал чудовищную, дико безысходную тоску без всякой надежды, что его отсюда выпустят. Солдатчина, поражение в правах, долгая волокита с помилованием – десять лет его жизни были съедены. Поэтому от такого человека ждать какой-то благодати весьма сложно».

В программе «Один» на «Эхе Москвы» 6 ноября 2020 года.

Д. Быков:
«Кроме того, люди, которых схватили, допрашивали, пытали и помиловали (не помиловали, а перевели в шарашку), – это люди, у которых возникает довольно специфическая форма стокгольмского синдрома: благодарность захватчикам, что их не добили. Это то, чем страдал, на мой взгляд, Достоевский. Достоевский вообще был первым человеком, который прошёл через помилование и вследствие этого сделался яростным сторонником монархии, как ни странно.
Я только сейчас начитывал книгу Никольской «История одной вражды» и вообще весь комплекс документов, изданных «Академией», связанных с этим. Конечно, эволюция взглядов Достоевского к 1867 году, к моменту выхода «Дыма» и разрыва с Тургеневым, шла по линии стокгольмского синдрома: да, мы не Европа, мы лучше, потому что у нас вот так. А чего бы вы хотели? Как мог ещё оправдывать свою судьбу, свою участь человек, на десять лет изъятый из литературы, ввергнутый сначала в мёртвый дом, а потом в военную службу, в омскую степь. Кстати, символично, что в местах ссылки гениев – и в Омске, и в Воронеже – многое названо их именами. И разумеется, после этого вполне понятны высказывания Достоевского вроде того, что каторга принесла ему большую пользу. Это чудовищно, но это стокгольмский синдром в чистом виде».
Смотрю

«Деревья лечат»: книги по акции в кедротеке

Друзья! Хочу напомнить, что омский букинистический магазин на Конева, 12/3 «Кедротека» проводит акцию, чтобы собрать средства на озеленение больничного двора БСМП-2.
На книжной онлайн-ярмарке кедротеки есть специальный раздел, где выставлены книги, все средства от продажи которых пойдут на саженцы для больницы (а кедротека ещё и удвоит сумму).
Сегодня ярмарка завершается в 20:00. Среди выставленных сейчас книг есть много интересной букинистической литературы по философии. Ярмарка работает в формате аукциона, начальная ставка – всего 22 рубля, шаг аукциона – 11 рублей.


Бутаков А. В. К исследованию новейшей истории российской государственности: Византия. История без конца: Монография. Омск, 2011. – 416 с.
Автор – омский профессор, общественный и политический деятель, был долгое время при власти – в частности, министром государственно-правового развития Омской области при Полежаеве. Кому как не ему знать про византийский стиль правления!


Человек, который передал на благотворительные цели значительную часть подборки из сегодняшней рубрики «Деревья лечат», заметил, что всё это безусловно ценные издания для определённого круга профессионалов. И он искренне надеется, что книги принесут пользу новым читателям.
Кроме участия в онлайн-ярмарке, можно присоединиться к сбору средств на озеленение и другими способами: сдать макулатуру в счёт акции, пожертвовать деньги или кедркоины («зелёную валюту» кедротеки – её выдают за макулатуру, если вы хотите накопить средства на взрослый саженец). Можно принести на акцию хорошие книги, чтобы деньги от их продажи на следующей онлайн-ярмарке также были направлены на саженцы для БСМП-2.
Смотрю

Человек хочет жить в красоте

Кедротека вместе с неравнодушными омичами собирает средства на саженцы для озеленения двора одной из омских больниц.

Книги, макулатура и саженцы, в основном хвойных деревьев, – вот что наполняет тесное пространство кедротеки. Кедротека, как сказано в её группе «ВКонтакте» https://vk.com/kedroteka, – не совсем букинистический магазин. Это экологический проект, благодаря которому можно сдать макулатуру или обменять её на саженцы, передать в добрые руки старые книги из личной библиотеки или найти себе чтение по душе тут же, на огромном книжном развале. Если макулатуры пока набралось недостаточно для обмена, можно за неё получить «зелёную валюту» – кедркоины, накопительные талоны. И постепенно с их помощью «собрать» настоящее дерево!
Периодически кедротека проводит книжную ярмарку в группе «ВКонтакте»: в формате копеечного онлайн-аукциона. Когда начинали – стартовая цена книги составляла всего 10–11 рублей, сейчас – от 22 рублей за книгу. Так сотни старых изданий оказались в руках новых владельцев. Мой собеседник – автор и хозяин экологического проекта Максим Чапов.
– Вы открыли для себя секрет, почему горожане так любят деревья, почему они хотят жить среди зелени?
– Я думаю, у нас так сложилось географически. Жители северных районов вряд ли поймут омичей, ведь для них жизнь в лесу – это комары, волки, медведи. Лес – это опасно! А у нас тут дефицит лесопосадок, кислорода и природной эстетики. Человек хочет жить в красоте, и это влияет на его отношение к деревьям.
Также есть известная древняя мудрость про то, что мужчина должен построить дом, посадить дерево и воспитать сына. Так заложено природой. Люди это чувствуют и этому следуют.

2020. Абрикосы 2019 года посадки. © Фото Максима Чапова
Collapse )
Опубликовано «ВОмске»
Смотрю

Дмитрий Быков о Егоре Летове и Борисе Гребенщикове

В программе «Один» на «Эхе Москвы» 7 августа 2020 года.

Вопрос:
«Вот что говорил Борис Гребенщиков про Егора Летова: «Мне кажется, у него очень сильные проблемы с любовью. Они выражаются в желании какой-то всеобщей анархии, получить невиданную свободу, чтобы всё было хорошо. Мне кажется, проще взять одного человека и приласкать, чем чтобы обязательно была анархия, чтобы все были несчастны, чтобы кровь себе пускали, и тогда будет правда-матка невиданная. Не будет. Вокруг него все вешаются или давятся».
Д. Быков:
«Это хорошо сказано, и действительно Лимонов, когда мы ещё общались, говорил, что Егор был очень чёрный, он был заряжен очень негативной энергией. Там проблемы были сильные не только с любовью, но и вообще с терпением. Но Борис Борисович тоже ведь человек непростой. Сейчас скоро выйдет наш разговор с Макаревичем в «ЖЗЛ», в «Жалкой замене литературы», и там мы довольно любопытно поговорили о том, что такое русский рок. Он цитирует там Гребенщикова, который в двадцать лет говорил: «А тебе никогда не хочется всё это взорвать?» На что Макар по своей молодости говорил: «Нет, мне хотелось бы всё это понять». «А мне взорвать», – говорил Борис Борисович. Он тоже разный, и видеть в нём один свет – довольно неверно.
Просто Егор был принципиальным деструктором. Но я не могу, конечно, забыть, как Летов в своё время нашёл единственные слова про роман «ЖД», который все ругали, и я смею думать, что эта книга в чём-то ему была близка. И я люблю многие его песни, в особенности альбом «Сто лет одиночества» и «Звездопад».
Смотрю

Дмитрий Быков о Достоевском и каторге

В программе «Один» на «Эхе Москвы» 7 августа 2020 года.

Д. Быков:
«У меня есть ощущение, что это [дело «Нового величия»] дело Петрашевского. Действительно, настолько оно похоже по структуре, и в российской истории всё так кольцуется и повторяется, и петрашевщина в том, что не было ровно никакого криминала: просто собиралась молодёжь, что-то читала, что-то говорила. И была провокация, и всё-таки Николай Первый (он же Палкин) проявил садизм с этим фальшивым смертным приговором, после которого психика Достоевского, на мой взгляд, была повреждена необратимо, потому что, если бы не было дела Петрашевского, уверяю вас, не было бы и его идейной, довольно печальной эволюции.
Он всегда говорил: «Что было бы с нами, если бы не эта экзекуция на плацу?» Да нормально бы, лучше было бы; не было того стокгольмского синдрома, который заставил его быть всю жизнь благодарным власти, которая сначала ни за что его приговорила к расстрелу, потом – к восьми годам каторги, потом сократила до четырёх. Это действительно распространённая тактика: когда человеку сначала ни за что дают восемь, а потом четыре, он всю жизнь чувствует себя помилованным. А ведь если бы не каторга, Достоевский бы и прожил подольше, и написал бы побольше, и не был бы, я думаю, так непоправимо духовно изуродован. А мысль о том, что ему в этом уродстве открывались какие-то прозрения, – это мысль в духе самого Достоевского, который уверен, что только настоящее падение, настоящая бездна позволяет найти бога. Это, мягко говоря, не так. Болезни бы не было, гениальность бы осталась.
…Всё, что в Достоевском есть гениального, существовало бы без этой чудовищной истории, а всё, что в нём есть больного, конечно, усугубилось за время каторги многократно. Ну не написал бы он «Записок из Мёртвого дома». Думаю, написал бы что-то вполне сопоставимое. Но ведь и «Записок из подполья» тогда бы тоже не написал – самой, на мой взгляд, опасной книги русского канона».
Смотрю

Умер мой наставник

Николай Матвеевич Кузнецов (27(29).09.1939 – 26.07.2020).

Это первый директор издательства ОмГПУ. 25 с половиной лет назад он принял меня на работу в педовское издательство, редактором. Сам проработал там четверть века, сделал несколько крупных, как это теперь называется, издательских проектов и выпустил огромное количество учебной, методической, художественной литературы. Он фактически создал это издательство – из небольшого множительного участка с полуслепым ротапринтом и огромного желания издавать книги. Его «бизнес-модель» не выиграла, после 1998 года пришлось перейти на другие принципы работы. Но так здорово, что успели реализовать некоторые его прекрасные идеи, выпустить тиражные хрестоматии «Задушевное слово», сборник авторов русского литературного зарубежья, сказку «Рони – дочь разбойника» Астрид Линдгрен. Вузовское издательство не смогло конкурировать с большими издательскими предприятиями, но всё же сумело оставить на книжных полках тысяч омских школьников хорошие книжки.
В издательстве я получила профессию, познакомилась с разными людьми. Коллектив всегда был молодой; часто менялись технические сотрудники – верстальщики, компьютерщики. Мы обучали друг друга и незаметно для себя, самоуверенные твари, учились у терпеливых и снисходительных старших. Когда я немного повзрослела, и сама заметила однажды не без досады, что некоторые вышедшие из нашего издательства технари воспринимали его как перевалочную базу, малозначимый этап своего, естественно ж, большого и непременно блестящего жизненного пути. Считали, что пришли, уже всё зная и умея (по факту – едва владея случайными компьютерными программами). А в действительности всех, и особенно самых борзых, приходилось учить на протяжении всего периода работы, каждый день: издательским стандартам, внимательности, тщанию и много чему ещё. Тогда не было редакторской специальности в омских вузах, и мы: филологи, физики, математики – осваивали профессию на производстве, у «станка».
Николай Матвеевич относился к нам по-отечески. Могли ли мы по достоинству оценить то, что он не просто работал с нами рядом, руководил, а учил нас жизни и делу: иногда подтрунивая, ругая, но в нужные моменты – хваля и поощряя? Только когда узнали, что бывают и другие руководители, другие коллективы, требования и отношение к сотрудникам.
Ещё он поэт, выпустил свои книги стихов, подготовил множество сборников молодых авторов. Он слишком остро воспринимал плохие тексты, физически заболевал от них. За десятилетия работы и даже дружбы с графоманами так и не научился бестрепетно читать любую чушь, поэтому рядом с ним мне приходилось читать тонны дрянных стишков иных наших писучих заказчиков – кому-то ведь их нужно было корректировать. Зато это очень отрезвляло и отвращало от желания самой что-нибудь такое издать отдельной поэтической книжкой.
Спасибо, спасибо за всё!
Конечно, Матвеич был с характером. Как же прекрасно, что он таким был. Как больно, что его не будет больше с нами.

UPD. Прощание с Н. М. Кузнецовым состоится 29.07.2020 (среда) в Воскресенском соборе (ул. Партизанская, 16) с 11:00 до 12:00.

В этом журнале упоминания Н. М. Кузнецова:
2013_12_09 Печальное известие https://e-n-z.livejournal.com/475821.html
2013_10_06 Первый день _хорошийфлешмоб https://e-n-z.livejournal.com/558874.html
2013_01_04 Некоторые культурные итоги моего года https://e-n-z.livejournal.com/365842.html
2012_11_16 «Старожил захолустья» Николай Кузнецов https://e-n-z.livejournal.com/337088.html
2012_10_14 Мои твиты https://e-n-z.livejournal.com/336052.html
2010_11_03 Из неопубликованного https://e-n-z.livejournal.com/72662.html
2010_08_06 Презентовали молодёжную «Складчину» https://e-n-z.livejournal.com/54815.html
2010_06_08 Во время и после фильма https://e-n-z.livejournal.com/44751.html
2010_05_19 Премию Матвеичу дали. Но не ему одному https://e-n-z.livejournal.com/39264.html
2010_03_06 Сборник стихотворений Николая Кузнецова выдвинут на областную литературную премию https://e-n-z.livejournal.com/23372.html
2009_12_19 Книжные дети https://e-n-z.livejournal.com/14047.html
2009_12_11 Где я пролетаю https://e-n-z.livejournal.com/13206.html
2009_10_12 Торжество Матвеича https://e-n-z.livejournal.com/4876.html
2009_09_29 Матвеичу 70 https://e-n-z.livejournal.com/3142.html